631A4172 7

Розовые подснежники. 75-летию Победы посвящается

Каждую зиму отправляются ребята Медновской санаторной школы-интерната в деревню Ширяково под Тверью, где можно и позабавиться на снежных горках, и соприкоснуться с живой историей Великой Отечественной. Все, чего бы не коснулись ребята – в самом Ширякове или в окрестных лесах, – заботливо устроено и ухожено руками удивительного человека...

"А горки большие? Мы по болоту пройдём? А зачем мы хлеб взяли? Землянки настоящие? С войны остались? Там гранаты найти можно?" –ни на минуту не смолкали вопросы, пока ребята рассаживались в автобусе, чтобы отправиться в деревню Ширяково под Тверью. Мы и не подозревали, что сегодня Её Величество История откроет страницу событий далёкого 1941 года. Гóда, когда наши войска отступали и почти полностью отдали фашистам город Калинин, как тогда называлась наша Тверь.

97524e908a44af44001666fede944402.jpg

А еще всех в этой поездке поразил человек, встретивший нас в Ширякове. Его следует называть Хранителем, потому что только благодаря его сердцу жива память о страшном 41-м годе. Хотя самого Олега Васильевича Корнева тогда еще не было на свете…

Остановились мы в лесочке, за деревней. Радостные и оживлённые, выскочили из автобуса. В руках ледянки, потому что мы не только на землянкиехали посмотреть, но и на горках покататься. Хотя, какие в лесу могут быть горки, мы пока не понимали. Нам сказали взять ледянки – мы и взяли. Смотрим, действительно горка, вернее большой холм, а на нем со всех сторон оборудованы съезды для катаний, причем разной сложности – одни крутые, другие с изгибами, третьи пологие… Пока мы думали, где прокатиться, к нам выбежал – не вышел, а именно, выбежал – бойкий дедушка.

– Так, кто у нас тут самый старший? Ага, вот, ты! – вытянул он за руку из нашей толпы девятиклассника Рашида и тут же начал снимать с него куртку. Ошарашенные, мы молча смотрели на происходящее, только наша воспитатель Вера Владимировна, дочь Олега Васильевича, спокойно улыбалась.

На Рашиде оказался невесть откуда-то взявшийся армейский овчинный тулуп, как у партизан в кино, на его голову была водружена пилотка со звёздочкой.

0d6c8d11a720f8e2e3184700edfa4a4e.jpg

– Ты будешь командир! Строй своих солдат по росту! Давай быстренько собирай всех, уходим в болота!– командовал Олег Васильевич.

Под робкие приказы нашего новоиспеченного командира мы построились и цепочкой пошли "на болота". Нет, не пошли – побежали. Наш командир еле успевал за проводником. Олег Васильевич, как выяснилось, ходить не умел. Он бегал, как ходил…

Сначала мы думали, что впереди нас ждут непролазные топи, но дорога оказалась совсем иная. Весь путь к землянкам Олег Васильевич облагородил: через небольшую речушку – мостик, спуск с горки – по вырытым в земле ступенькам, в низинке, наполненной водой, лежат лаги. Идти было легко – на улице январь, все подмерзло. А вот если вы приезжаете сюда летом, идти по болоту можно безбоязненно. Все лето и всю осень поддерживает Олег Васильевич эту дорогу, чтобы любой человек смог пройти этим путем и попасть в прошлое…

– Вот ребятушки, теперь представьте, что наша армия отступала, – мы остановились на полянке и слушали Олега Васильевича. – Фашисты, гады, отовсюду лезли. Куда нашим прятаться? Только в леса да в болота. Фашист, он лесов боялся, а нашим лес – как дом родной…

Небольшая полянка в виде островка на болоте была вытянута в длину. С разных сторон друг напротив друга виднелись две землянки, между ними – стол со стульями-пеньками.

– Это что, всё с войны осталось?– робко спросил кто-то из малышей.

Олег Васильевич рассмеялся и рассказал нам удивительные истории. Мы, понятное дело, спокойно слушать не могли и постоянно перебивали его своими вопросами…

b0082238544f786a9025a38a7e04e90b.jpg

– Как-то ходил я по лесу и увидел небольшой провал в земле, – начал он рассказывать. – Мне подумалось: может, с войны захоронение какое-то осталось? Дай, думаю, копну. Копнул и наткнулся на металл, а когда начал раскапывать дальше, много всего нашёл. Видите, воронки расположены по всей территории острова? Я прихожу сюда и понемногу их раскапываю. Вот воронка совсем рядом с землянкой. Когда ее раскапывал, целое ведро осколков нашёл. Может, от той воронки, а может, и в землянку попало. Осколки разлетались на большое расстояние –до двухсот метров… Дальше болото уже всегда было заполнено водой, но в последние годы воды не стало. Это русло реки, вокруг топи. Сюда, в эти непроходимые места, и пришли наши солдатики. Ведь надо было как-то укрываться, прятаться. Есть было нечего, а рядом деревушка.

– А что это за ящик ржавый?

– Его я тоже в землянке нашёл. Ящик из-под снарядов.Землянки делали из подручного материала. Много ты с собой по лесам на спине не унесёшь. Да и отступали быстро, с собой только оружие и было. Солдатики вот эти ящики из-под снарядов использовали как печку. Вот от пулемёта диск, он рядом с печуркой лежал. Его, видимо, как сковородку использовали. Раскопал я землянку, а потом думаю: что ж пропадать-то раскопанному? Углубил и обустроил как настоящую землянку, жить можно…

– То есть все эти накаты, брёвна на крыше вы сами складывали?

– Да уж, это я накатывал землянки, у солдатиков такого не было. Они накидали себе на одну ночь и все. Когда им было землянку по всем правилам делать?..

– А сколько же солдат в ней жили?

– Да нисколько. Они, может, на одну ночь ее и выкопали, а потом шли дальше. Немец-то идет, вот их выгнали откуда-то – ночь наступает, куда деваться? Давай окапываться. И сами того не знали, сколько продержатся и с какой стороны немцы буду наступать. Кругом были огневые точки.

– А как же вы один делали накаты?

– Вот так и делал, как Пётр первый – катал на катках по лесу. Пока жена спит, уйду утром рано и обтёсываю деревья. Однажды ногу себе разрубил топором да и не заметил, как разрубил. Бревно катил большое. Кдому пришёл, снял сапог…Как раз в вену, видимо, попало. Смотрю, камни у дома началикрасным краситься. Не пойму, что такое?Вниз посмотрел: с ноги струя… Думаю: "Матушки! Сколько крови, оказывается, у меня есть…" Быстрей зажал пальцем, бегом домой,  достал газеты, постелил возле кровати, а Нинаещё спит. Я раненую ногу держу, на другой прыгаю, бужу жену потихоньку. А всё вокруг уже в крови. Нина, как увидела такую картину, только и сказала: "Давай быстрей скорую вызывай". Я ей: "Какую скорую? У меня к девятому мая ещё землянка не готова". Сухой марганцовкой она пыталась мне остановить кровь, на первый раз ничего не получилось. Палец она мне тогда здорово сожгла, с месяц навернохромал. Но кровь остановила. Я лёгна пол и уснул.А вечером пошёл доделывать землянки.

– За какое же время вы построили все эти землянки?

– Первую я восстановил за одну весну, к девятому мая. Делал ее к семидесятилетию освобождения города Калинина. Обязательно надо было мне успеть… Года через два появилась вторая.

– Землянки только две было?

– Две на этом месте. Подальше еще найти можно.

– Как вы их заметили?

– Землянки ведь не ямы, виден продолговатый пологий прокоп. Со временем они осыпались и заросли травой. Я их просто оформил. Осколки положил около входа. Посмотрите, какие бандуры. Разлетались во все стороны… А вот гильза от сорокопятки. Это была наша самая легкая пушка, ее можно было даже перетаскивать. Вот трос из земли торчит. Думаете, зачем? Я тоже не знал.У бабушки нашей деревенской поспрашивал, ей уже девяносто пятый год пошёл. Она и рассказала, что сюда, на эту территорию, перетаскивали пушки. Немец шел, наши отступали и занимали оборону…

– Если только две землянки, получается,что людей было мало?

– Людей было много. Землянки копали только для командного состава.

– А как же солдаты?

– Солдаты шинелькой накрывались и в окопах спали. Позицию заняли, окоп выкопали. Неглубокий. А почему? Потому что не на долгое время, чтобы только лежа. Вот когда долгая оборона, то они двухметровые копали и деревом обкладывали.

– Окопы вы тоже нашли?

– А чего их искать? Они рядом. У меня и дорожки к ним сделаны. Все здесь закольцовано. Окопы как раз до ручья протянулись. Тут наши солдаты в ноябре 41-го и держали оборону. Посмотрите на разрывы от снарядов – целая гряда обстрела…Сколько же здесь в болоте снарядов!.. Они могут и не взрываться, мягко уходят в трясину и всё…

– В мирное время снаряды взрывались? Были случаи?

– Случаев не было, а вот гранату нашёл, как раз на девятое мая. Иду я утром рано на рыбалку, а на бугре дерн отвалился, она и выкатилась. Прямо на дороге лежит. Хорошо, что это я нашел. А представьте, ребенок… Я МЧС вызвал, мне потом говорят: "Образец 42-ого года, в полном боевом снаряжении…"

Вот окопы, про которые я вам рассказывал. Самое опасное место…Уж не знаю, сколько там еще осколков можно найти. Понемногу чищу, восстанавливаю гряду окопов, складываю все, что найду. Здесь был пост, как бы охранение землянок. Солдаты прорывали небольшое углубление, а для себя – ответвление от окопа, ячейку. Солдат в эту ячейку ложится ночью, накрывается, чем может, и спит на морозе. Я здесь ничего не менял, только углубил немного. Вот место для одного солдата, вот для второго солдата. Если совсем холодно, то вдвоём в одну ячейку спать ложились, прямо на землю. Ну, может быть, лапника еще накидают и спят…

– Еще что-нибудь находили?

– На  глубине нашел штыковую лопату и две бутылки. Может, молоко кто-то приносил солдатам из деревни, может, спирт был. Пробка как будто сургучом залита. На донышке клеймо, только уж все буквы рассыпались…

Олег Васильевич дал нам подержать бутылку, вернее то, что от неё осталось. Она была из белого матового стекла вытянутой формы. Стекло действительно легко ломалось.

Мы подошли к землянкам и заглянули внутрь. Олег Васильевич уже затопил в землянке печку, стало тепло и уютно. Его умелые руки сделали нехитрую мебель: стол, пеньки для сидения. На столе песенник с песнями о войне. Мы сели за стол и стали петь.

На 9 мая здесь, в землянках, собираются друзьяи знакомые Олега Васильевича, чтобы отметить Победу и вспомнить неизвестных героев. Скаждым годом людей приезжает все больше. Олег Васильевич даже не знает их всех, но всегда готовится к встрече.

– А откуда здесь взялась портупея?

– Это военная. Мой дед гвардии георгиевский кавалер с Первой мировой принёс…

– С Первой?..

– Да, с той, что началась еще в 1914 году. Портупея и георгиевские кресты хранились в его охотничьем чемодане. Когда он вернулся с фронта, сам Император Николай Второй вручил ему эти награды.

– А во Вторую мировую ваш дед воевал?

– Во Вторую он уже по возрасту не подошел. На фронт ушло пятеро родственников. Один безвести пропал подо Ржевом, другой остался в Прибалтике, да так и не вернулся после войны, еще один на Украине… А сейчас мы с вами пойдем еще в одно красивейшее место, и я вам покажу, где наши сидели и как немцы шли. У реки Тьмы был пулеметный расчет. Через речку шли немцы, надо было держать оборону.

Мы снова бежим за Олегом Васильевичем. По дороге он нам успевает рассказать про нашествие татаро-монгол в этих местах лет семьсот назад. Здесь в пойме реки татар была тьма-тьмущая, поэтому реку и назвали Тьмой…

Место действительно оказалась очень красивым.С высокого холма расстилались пойменные просторы, рядом с холмом чистейший пруд, вокруг возвышаются дубы. Трудно представить, что в 41-ом тут все взрывалось и грохотало…

– Как же немцы шли, если моста не было?

– Прямо напротив этого холма и был мост. Сваи в реке остались…

– А мост кто строил?

– Он и был всегда этот мост, деревянный. Сейчас все разрушилось, только сваи торчат.

– Значит, немцы шли напрямую через мост, а пулеметчики вели по ним огонь?

– Немец шел со стороны Твери. По реке не пойдешь, холодно, глубокая осень была. Старались искать переправу, мосты. Раньше мне старики говорили, что с того берега с сенокоса возили сено. Там где-то мельница была, мост нужен был людям. С холма мост хорошо просматривался, вот здесь и расположился пулеметный расчет. Погибли тут двое солдат…

– Откуда вы это узнали?

– Та самая столетняя бабушка рассказывала. Ей тогда пятнадцать лет было, онаих хоронила. Обстрел был сильный. Когда все стихло, они с деревенскими пошли к холму и увидели, что в пруду плавают два погибших солдата. Снарядом накрыло пулеметный расчет, а ребят в пруд выбросило…

– А как вы догадались, что в окоп попал снаряд?

– Смотрите, какой котлован. Сюда сбросили авиационную бомбу большой мощности. Просто так не бросали – видимо, былобольшое скопление войск. Я немного стены котлована раскопал – один металл, все в осколках. Гильзы от пуль и сейчас найти можно. Я все расчистил, убрал, табличку сделал и звезду красную. Чтобы все, кто приходит сюда, знали, что тут в войну было…

431e7be7bc7cf8e5ac814fb4acf44dda.jpg

Мы еще долго рассматривали то, что было восстановлено здесь руками Олега Васильевича. Он не только боевые позиции реставрировал, но и обустроил качели, гамаки, вышки на деревьях – чтобы людям веселее по лесу идти было. Потчевал он нас запеченной картошкой и чаем из самовара. Самовар растопили шишками, бросая их в самоварную трубу.

827613bd1eec4fe9b4fe97e02e275cd6.jpg

2695c5929c7663abf2c4e8304713cc72.jpg

7644e2b86c9a49bba63df5d5dc4abf1b.jpg

Вволю накатались с горок. Их он каждое лето прокапывает, обновляет, вырубает кустарник, оборудует спуски и подъемы.

И делает он все это просто так. Для людей. Для связи поколений. "Чтобы помнили", – как говорит сам Олег Васильевич. Сам он войну не видел, но нам рассказывал так, как будто сам лежал в этих окопах…

И последнее. Только в этом месте, на этом холмике, в самом центре болота растут подснежники. Не голубоватого цвета, как мы привыкли видеть. Необычные, розовые. Местные так и говорят: в них кровь солдат, погибших здесь, под Калинином.

Авторы статьи:
Анжелика Савина,


Педагог МСШИ Е.Н. Солдатова

Автор фото: 
Анжелика Савина

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить