631A4172 7
  • Поездка в Иванищи
    Поездка в Иванищи
    6 августа 2017 года
  • Поездка в Пречистый Бор
    Поездка в Пречистый Бор
    26 марта 2017 года
  • В гостях у реконструкторов в центре
    В гостях у реконструкторов в центре "Спас"
    10 марта 2017 года
  • Поход на каток
    Поход на каток
    18 февраля 2017 года
  • Праздник искусств в Ботаническом саду
    Праздник искусств в Ботаническом саду
    9 июля 2017 года
  • Масленица в медновском интернате
  • Показ фильма о св. архиепископе Фаддее
    Показ фильма о св. архиепископе Фаддее
    2 сентября 2017 года
  • Крестный ход
    Крестный ход
    19.07.2017 - 24.07.2017
  • Масленица в деревне Черногубово
    Масленица в деревне Черногубово
    25 февраля 2017 года
  • Поездка в Пречистый бор
    Поездка в Пречистый бор
    26 августа 2017 года
  • Ночная рождественская служба в Черногубово
    Ночная рождественская служба в Черногубово
    6-7 января 2017 г.
  • Флэшмоб Песни Победы
    Флэшмоб Песни Победы
    09 мая 2017 года
  • Ночная пасхальная служба в д. Черногубово
    Ночная пасхальная служба в д. Черногубово
    15-16 апреля 2017 года
  • Вечер Ирландской музыки
    Вечер Ирландской музыки
    20 февраля 2017 года
  • Поездка в Краснохолмский Антониев монастырь
    Поездка в Краснохолмский Антониев монастырь
    27 августа 2017 года
  • Культурно-образовательное мероприятие «Патриарх Филарет и царь Михаил Романов»
    Культурно-образовательное мероприятие «Патриарх Филарет и царь Михаил Романов»
    07.10.2017
  • Поездка в Пречистый Бор
    Поездка в Пречистый Бор
    24 июня 2017 года
  • Поездка в Старицкий монастырь
    Поездка в Старицкий монастырь
    21 мая 2017 года
  • Клуб
    Клуб "Сеятель" на Библионочи в Горьковской библиотеке
    21 апреля 2017 года
  • Пасхальный пикник
    Пасхальный пикник
    16 апреля 2017 года

Мешает ли национальность отречению от исламских заблуждений?

Одним из наиболее часто встречающихся возражений на предложение перейти из ислама в христианство является утверждение, что "ислам — наша национальная религия, и потому нехорошо отрекаться от веры предков. Вот у вас, русских, национальная религия — Православие, а у нас татар (башкир, чеченцев и т. д.) — мусульманство". Это мнение, помноженное на многолетние обиды, связанные с навязыванием Православия мусульманам (не важно, истинным или мнимым) при Иоанне Грозном и другими политическими претензиями, удаляет от спасения многие тысячи душ. Итак, попробуем разобраться, имеют ли данные возражения какую-либо реальную основу?

Для удобства мы разделим это утверждение на несколько вопросов, которые мы и подвергнем беспристрастному анализу.

Вопрос первый: Может ли истина быть связана с национальным происхождением человека?

Ответ очевиден. Конечно, нет! Ведь и мусульмане считают (опираясь на один из хадисов), что Аллах посылал множество посланников (до 124000) к разным народам. По словам одного современного апологета Ислама, "нет ни одного народа или нации, к которой бы не был послан пророк"8. А раз так, то, очевидно, что Истина связана вовсе не с национальностью человека, а с Богом — источником Ее.

Откровение Божие также подтверждает это. Иисус (Иса, вечно да будет славно Имя Его) перед Своим Вознесением к Богу сказал своим апостолам (о которых даже Мухаммед утверждал, что они "помощники Аллаха" (Коран (далее Кр.) 61, 14)): "идите по всему миру, проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и крестится, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет" (Мк. 16, 15-16). Он также возвестил, что в Судный День "придут от востока и запада, и севера и юга, и возлягут в Царствии Божием" (Инжил. Лк. 13, 29). Но войдут в это Царство только те, кто поверил в Него. "Верующий в Сына имеет жизнь вечную; а не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем", (Инжил. Ин. 3, 36) — засвидетельствовал это посланник Бога Иоанн Креститель (Кр. 19). Об этом же задолго до воплощения Слова-Господа сказал Бог через Давида в Псалтири (ср. Кр. 21, 105): "почтите Сына, чтобы Он не прогневался, и чтобы вам не погибнуть в пути вашем; ибо гнев Его возгорится вскоре. Блаженны все, уповающие на Него" (Забур. Пс. 2, 12). Итак, мы видим, что и Коран, и Библия одинаково отвергают национализм в религии.

И это понятно, ведь сам человек не способен изобрести верные познания о Создателе, также как картина не может сама познать художника. А раз так, тогда ничто человеческое (в том числе и нация) не должно становиться между ним и Властелином миров.

Более того, для Мухаммеда условием спасения для любого человека является вера в него и в Аллаха (Кр. 8, 13). Думаю, что мусульмане татарской, башкирской или какой угодно национальности никогда не скажут неофиту русского происхождения, что он должен оставаться в своей национальной вере. Так что говорящие так используют систему двойных стандартов. А ведь Богу не угодны лжецы! Конечно, утверждение Мухаммеда ошибочно (что мы покажем дальше), но сама постановка вопроса со стороны мусульман является признаком лукавства.

При разговоре о вере нужно говорить только о том, является ли это учение Откровением Бога или нет. И какие существуют доказательства этого утверждения. Последний вопрос очень важен, ибо по вере и христиан, и мусульман существуют обманщики, искажающие учение Бога.

Вопрос второй: Является ли ислам исконной религией татарского (или любого другого) народа?

Ответ также будет отрицательным. Ведь мусульманство возникло в VII веке по Р.Х. среди семитов — арабов, а на территории современной России появилось в VII-IX веках. До этого предки татар — булгары были частично язычниками, а частично — христианами. (Православные миссионеры успешно проповедовали в Прикаспии, начиная уже с апостольских времен, а особенно в V-VI веках, когда многие булгары, и вместе с ними многие кавказские народы входили в Православные Церкви Зихии и Алании9. Также многие жители Средней Азии издревле приняли христианство. Итак, то, что сейчас большинство этих народов мусульмане, — результат отказа от религии предков. "Ислам на Северном Кавказе, в частности, в Дагестане, появляется в VII веке. Его распространение начинается с вторжением арабов в южный Дагестан. В начале VIII века граница территорий, завоеванных арабами, уже проходила по кавказскому хребту и граничила с г. Дарубанд (Дербент)).

Нужно отметить, что арабские завоеватели встретили большое сопротивление со стороны местного населения Дагестана. Жители г. Дербент (по-арабски "Баб ал-абваба") в союзе с хазарами в 652-653 годах полностью уничтожили отряд арабов, после чего захватнические войны арабов на Северном Кавказе были временно прекращены.

С VIII века на Северном Кавказе начинается новый этап усиленной экспансии арабов, который продолжался почти сто лет. Большие военные наступления со стороны арабов с целью завоевания Дагестана связаны с именами арабских военных начальников Джарраха и Масламы. Местные и арабские исторические источники именно с именем Масламы связывают первые активные действия по исламизации Дагестана.

Согласно местной исторической хронике "Дербендтнаме", Маслам завоевал город Дербент, укрепил разрушенные стены, после чего обратил коренное население в ислам.

Миграция арабского населения в Дербент получила широкий размах, особенно с середины VIII века.

Следовательно, начатая Масламом арабская колонизация была успешно осуществлена в Дагестане, а именно, в Дербенте. Нужно отметить, что арабские эмигранты в течение веков сохранили свой язык и обычаи, а их окончательная ассимиляция с местным населением происходит лишь в XIX веке. Деятельность Маслами по внедрению ислама не ограничивалась только городом Дербент и его окрестностями. Прочно обосновавшись в городе, Маслама вторгся в центральные районы Дагестана, подчинил лакцев, каитагцев, табасаранцев и силой заставил их принять ислам.

Второй этап исламизации народов Кавказа связан с военными походами Тамерлана (1385-1403). Согласно сведениям царевича Теиймураза, народы Северного Кавказа: кистинцы, дзурдзуки и другие — были христианами, и имели грузинскую письменность. После завоевания этих народов Тамерлан запретил все грузинское и поставил им арабских мулл10. На территории того же Дагестана до арабских завоеваний (IX в.) было аварское государство Серир, правители которого и часть простого народа были христианами. Также христианами были в то время и представители других народов Дагестана (например, лезгины). Более того, окончательное утверждение ислама в Дагестане произошло в XIII веке. Да и после этого среди, например, аварцев, осталось христианское меньшинство. Только во время Кавказской войны 1817-1864 годов имам Шамиль стал насильно обращать дагестанцев-христиан и горских евреев (ошибочно называемых татами, т.к. настоящие таты живут в Азербайджане — они потомки персов, переселившихся в VI веке нашей эры из Персии вместе с группой евреев [от которых и пошли эти самые горские евреи]. Объединяет эти два народа только то, что они оба говорят на татском языке, родственном персидскому) в ислам. Приходилось даже загонять людей в мечети силой чеченских отрядов!

И те аварцы, которые не захотели отрекаться от христианства, вынуждены были бежать в Грузию. Это т. н. кварельские аварцы (потому что живут в районе города Кварели, что на востоке Грузии).

До 1991-го года они благополучно жили в Грузии. Но когда тогда там к власти пришел безбожник и ультранационалист Звиад Гамсахурдиа, то он стал притеснять кварельских аварцев. Поводом послужило "незнание" ими грузинского языка. Хотя на самом дели аварцы прекрасно знали грузинский язык и нормально сдавали обязательный экзамен по нему, введенный Гамсахурдиа. В результате часть кварельских аварцев вынуждена была переехать в Россию, в Дагестан. (Другая часть осталась жить в Грузии, т.к. после прихода к власти Шеварднадзе притеснения национальных меньшинств в Грузии по сути прекратились).

Также христианство исповедует часть лезгин.

Более того, есть в Грузии и Азербайджане небольшой народ, родственный лезгинам, — удины, все представители которого — христиане (половина — православные, половина — монофизиты [т. е. принадлежат к армянской церкви]).

Даже среди "свободолюбивых" вайнахов, помимо чеченцев и ингушей, есть родственный им небольшой народ бацбии (цоватушины), живущий на северо-востоке Грузии (Ахметовский район). По вероисповеданию они также православные христиане.

Более того, среди чеченцев и ингушей с X века из Грузии стало распространяться христианство. Но сильного сознания в душах большинства вайнахов оно не произвело, и у большинства из них было, по сути, двоеверие. А с XV века из Дагестана среди них стал распространяться ислам, который они окончательно приняли только в 60-ые годы XIX века, во время Кавказской войны. Об этом не мешало бы помнить нынешним чеченским "борцам за независимость"!

Также христианами в прошлом были адыги (т. е. кабардинцы, черкесы и адыгейцы). На их земли христианство стало распространяться где-то с VI века в основном из Византии. Но с XV века крымские ханы стали насильно обращать адыгов в ислам.

Так что все разговоры об исконном исламе кавказцев — не более, чем миф и пропаганда. Нынешние мусульмане на Кавказе — потомки тех, которые отреклись от веры предков под угрозой смерти, а те, кто принимает Православие — не только проявляет мужество, но и совершает возвращение к тому лучшему, что было у его народа.

Таким образом, традиционной верой для мусульманских народов является вовсе не ислам, а многобожие, или (для лучшей их части) христианство. Не думаю, что возврат к язычеству ("исконно-татарскому") вызвал бы одобрение у Мухаммеда. Насколько известно, он говорил, что их предки — "это обитатели огня, они в нем вечно пребывают" (Кр. 2, 259). А с последователями "религии предков" он призывает мусульман поступать так: "сражайтесь с ними, пока не будет искушения, и религия вся будет принадлежать Аллаху" (Кр. 8, 39-40). "Избивайте многобожников, где их найдете, захватывайте их, осаждайте, устраивайте засаду против них во всяком скрытом месте" (Кр. 9, 5). Так что все разговоры об изначальном исламе татар или башкир лишены всякого смысла и потому не могут серьезно рассматриваться как аргумент против перехода в Православное христианство.

С другой стороны, традиция обращения в истинную веру заблуждающихся мусульман имеет уже более чем тысячелетнюю историю. О ней свидетельствуют имена святых мучеников Авраамия Болгарского, Стефана, Иоанна и Петра Казанских и многих других, жестоко убитых мусульманами за то, что они обратились к своему Создателю11. Об этом же говорит и наличие больших общин православных татар-кряшен, отвергших магометанское заблуждение и сохранивших христианство во время страшных атеистических гонений. А это свидетельствует о том, что они приняли слово Божие не под нажимом царского правительства, ибо, начиная с 1905 года, никто не мешал им возвратится в ислам, а по зову сердца, познавшего Истину — Христа. Так что любой татарин, башкир или чеченец имеет за своими плечами целую традицию возвращения к Богу. Более того, надо сказать, что и в наши дни происходят массовые обращения "тех, кто находятся под гневом" (Кр. 7), — мусульман к Господу Иисусу. Примером тому является православная община в самой большой исламской стране мира — Индонезии, которая за 10 лет выросла с 1 до 2500 человек, и милостью Божией продолжает расти (без единого зарубежного миссионера). И это при том, что в этой стране за принятие христианства легко можно поплатиться жизнью. Слава Иисусу Милостивому и Милосердному!

Здесь, кстати, стоит заметить, что если исходить из текста Корана, то учение Мухаммеда вовсе не предназначалось его автором для других народов, кроме арабов. Недаром ваххабиты так благоговеют перед этим народом! Как справедливо пишет Н. Григориев, "Коран же открыт, как видно из Корана же, ТОЛЬКО ДЛЯ Мухаммеда и его одноплеменников. Действительно он (Коран) есть "учение для тебя и для твоих одноплеменников и вас будет непременно спрошено за это" (Кр. 43, 43). "Этот (Коран) есть писание, ниспосланное нами; оно благословенно, подтверждает то, что было прежде него и для того, чтобы ты учил эту мать городов, и тех, которые вокруг ее" (Кр. 6, 92). Матерью городов Мухаммед называет Мекку. Если же Мухаммед говорит, что Коран учение мирам, то это, вероятно, потому, что он открыт для Мухаммеда, его соплеменников и гениев, которые будто бы прилетали слушать учение Мухаммеда и даже уверовали в оное (Кр. 46. 28. 72, 1. 2). Что Коран открыт только дли арабов и гениев, видно из того, что он изложен только на арабском языке и изложен для того, чтобы его понимали" (Кр. 12, 1. 2). "Истинно мы сделали его (Коран) легким на языке твоем для того, чтобы ты радовал им благочестивых и страшил им людей упорных" (Кр. 19, 97). Из этого видно, что Коран издан только для арабов, для которых арабский язык — "легок и попячен", для других же народов не только не "легок", но вовсе "не понятен". Даже из вас, верующих в Коран, редкие "ученые" его понимают, переводить же на другие наречия почитается за грех и считается даже делом невозможным: "возможно ли эту священную книгу перевести на какой-нибудь сторонний язык, когда в ней каждая буква каждою слова имеет свой особенный смысл, понимаемый только в подлиннике", говорили узбеки путешественнику Борису (Саблуков, сведения о Коране). Не только переводить, но и толковать его невозможно: "Пророк сказал: если кто будет объяснять Коран по своему разумению и изъяснит его правильно, тот уже согрешит: а кто, изъясняя Коран по своему разумению, ошибается, тот совсем сделается неверным" (Саблуков, Сведения о Коране). "Объяснять Коран может только Бог (Кр. 3, 5. 7, 51). Поэтому-то Коран более 1000 лет был легок для понимания только для арабов, да для некоторых, изучавших арабский язык. Только в недавнее время турки перевели его на свой язык и христиане на некоторые европейские языки, в том числе и на русский"12. И в свете этого очень смешным выглядит утверждение, будто именно ислам гарантирует национальную идентичность татар, чеченцев или башкир.

Конечно, христианство также учит тому, что истинная вера во Христа не зависит от национальности, и "здесь нет различия между иудеем и эллином, потому что один Господь у всех, богатый для всех призывающих Его" (Рим. 10, 14). Но при этом славим Бога мы на всех языках (а не только на арабском, как мусульмане) и в Царстве Христа "спасенные народы будут ходить во свете его" (Апок. 21. 24). Так какая же из религий обеспечивает настоящую национальную самоидентичность? Очевидно, что только христианство, которое не уничтожает народы, но указывает свое место любви к нации в общем хоре истинно вселенской Веры.

Вопрос третий. Учат ли ислам и христианство об одном и том же? Являются ли они "двумя путями к одному Богу"?

Это выражение чрезвычайно часто встречается среди т. н. "этнических мусульман", на практике почти не исполняющих обрядовых требований своей религии. Действительно, в темноте все кошки серые. Но давайте обратимся к первоисточникам этих двух религий — Библии и Корану, чтобы узнать, одному ли Богу служат христиане и мусульмане.

Согласно Корану, христиане за то, что сказали "Мессия — Сын Аллаха", характеризуются так: "Эти слова в их устах похожи на слова тех, которые не веровали раньше. Пусть поразит их Аллах! До чего они отвращены!.. Они желают затушить свет Аллаха своими устами, но Аллах не допускает иного, как только завершить Свой свет, хотя бы ненавидели это многобожники" (Кр. 9; 30, 32). Согласно Библии, "всякий, отвергающий Сына, не имеет и Отца" (1Ин. 2, 23). Таким образом, для Библии (которую требует слушать Мухаммед (Кр. 2, 79 (85); 3, 2 (3))) мусульмане — фактические безбожники, на которых пребывал гнев Божий (Ин. 3, 36), и которые уже до Суда осуждены, ибо не уверовали во имя Единородного Сына Божия (Ин. 3, 18) и не чтят Отца, Пославшего Его (Ин. 5, 23).

Но давайте выясним, Аллах мусульман и Бог христиан — одно ли и то же? Согласно Корану, Аллах издевается над теми, кто не уверовал, и усиливает их заблуждение (Кр. 2, 14 (15)). Он унес их свет (Кр. 2, 16 (17)) и "сбивает с пути, кого захочет, и ведет, кого хочет" (Кр. 35, 9 (8)). "Если бы Он захотел, они не придавали Ему сотоварищей" (Кр. 6, 107), но Он этого не делает, ибо "вводит в заблуждение Аллах кого захочет, и ведет прямым путем кого захочет" (Кр. 74, 34). Таким образом, Аллах для мусульман с одной стороны — непосредственная причина всех поступков человека — и добра и зла, но при этом Он же и наказывает его за то, что Он же заставил его сделать. Безусловно, божество мусульман поступает абсолютно аморально и тиранически. Он "замышляет хитрость" (Кр. 86, 16), ибо "Аллах — лучший из всех хитрецов" (Кр. 47 (54)). "Он обманывает" (Кр. 4, 141 (142)). Он меняет Свою волю (Кр. 13, 39).

Если мы сравним его с Богом христиан, то увидим их абсолютное отличие. Истинный Бог "не искушается злом, и Сам не искушает никого. Но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственной похотью" (Иак. 1, 13-14). "Он твердыня; совершенны дела Его, и все пути Его праведны. Бог верен, и нет неправды в Нем; Он праведен и истинен" (Втор. 32, 4), ибо Он свят (Пс. 98, 9). "Бог человеколюбивый и милостивый, долготерпеливый и многомилостивый, и истинный, сохраняющий правду и милость" (Исх. 34, 6-7). Господь говорит: "не хочу смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и был жив" (Иез. 33, 11), потому что Бог "хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины" (1 Тим. 2, 4).

У Него "нет изменения и тени перемены" (Иак. 1, 17), ибо "Бог не человек, чтобы Ему лгать, и не сын человеческий, чтоб Ему изменяться. Он ли скажет, и не сделает? Будет говорить, и не исполнит?" (Числ. 23, 19). Он "знает все" (1 Ин. 3, 20).

Как мы видим, Аллах мусульман — вовсе не похож на Бога христиан, Который есть Любовь (1Ин. 4, 8), святая, праведная, неизменная, всеведущая. Конечно, Аллах — это неистинное представление о Боге, построенное в уме Мухаммеда, пародия на Бога истинного.

Вопрос четвертый: "Не является ли ислам более прогрессивной религией потому, что он моложе христианства?"

Но на это надо ответить, что вряд ли можно считать, будто совершенная Истина может как-то быть связана со временем. Если бы мы, подобно индуистам, отвергали Личностность Божества, тогда можно было бы предполагать, будто Откровение вполне неисчерпаемо, и дальше нас ждет еще более великое самовыявление Абсолюта. Но при условии признания личностности Создателя, мы вправе утверждать, что Его Откровение может быть завершено в определенное время, которое, таким образом, станет "последним" не в смысле того, что после него река времен иссякнет, а в смысле того, что Реальность, открывшаяся в нем, выводит тех, кто принял ее, за пределы Вселенной и потому уже не может быть улучшена. Ведь вечность не подвластна ни переменам, ни прогрессу. Истинное Писание говорит, что "Бог, многократно и многообразно говоривший издревле отцам в пророках, в последние дни говорил нам в Сыне, Которого поставил наследником всего, чрез Которого и веки сотворил" (Евр. 1, 1-2). Господь Иисус ясно сказан, что только через Него мы можем обрести вход к Богу Отцу (Ин. 14, 6), и потому всякие попытки после этого выдать Его за чьего-то предшественника просто лживы и ведут к вечной смерти поверивших им. Любопытно, что и Мухаммед также не поддержал бы мнения своих последователей, ибо он также утверждал, что он — печать пророков (Кр.), что также выделяет его время из числа всех других времен. Но здесь возникает вопрос: "насколько оправданно это выделение?" Ведь он сам вовсе не претендовал на то, что он Бог, а раз так, то нет у нас никаких гарантий, что на место его Аллах не пошлет кого-то другого. Ведь Коран сам, добровольно, признает, что некоторые из его писаний были заменены другими. В Суре 16:101 читаем: "А когда мы заменяем одно знамение другим, — ведь Аллах лучше знает, что Он ниспосылает, — они говорят: "Ты - только измыслитель!" Да, большинство их знает!" Еще яснее это сказано в Суре 2:106: "Всякий раз, как мы отменяем стих или заставляем его забыть, мы приводим лучший, чем он, или похожий на него. Разве ты не знаешь, что Аллах над всякой вещью мощен?" Это явно означает, что у мусульман нет истинного учения и автор Корана имеет право менять свое мнение или даже противоречить самому себе. А раз это так, то у мусульман нет никаких гарантий, что они правоверны. Да и с точки зрения разума, все аргументы в пользу того, что именно Мухаммед — последнее откровение Бога, весьма слабы. Недаром шииты попытались восполнить этот недостаток, введя институт имамов, из которых последний или скрылся, или должен снова прийти. Ведь если опираться на логику (на верность которой так часто прием! а ют новообращенные мусульмане), то где свидетельства того, что истинное учение Аллаха не забыто сейчас, в XXI веке. Ислам ныне расколот на десятки направлений, каждое из которых считает себя единственно правильным. У них нет единой традиции понимания Корана. Большинство т. н. "этнических мусульман" погрязли в язычестве. А раз так, то где гapaнтии того, что не потребуется еще один "обновитель Откровения"? Ведь и во времена Мухаммеда, по свидетельству Корана, существовали общины ханифов, которые придерживались традиции единобожия, по это не помешало тому, кто выдал себя за Аллаха, послать нового пророка. Так что вера мусульман основана на не услуживающем доверия фундаменте. Другое дело христианство. Да. Существуют сотни различных направлений, именующих себя христианскими, но разница между нами и мусульманами заключается в том, что если мусульмане — люди Книги, то христиане — люди Бога. О понимании одной и той же книги можно спорить веками, а о том, любит ли Бог человека, явно говорит жизнь. Любви нет там, где нет доверия, а раз так, то и не христиане те, кто не верят словам Христа о нерушимости Церкви (Мф. 16, 18) и Его обещанию вечно пребывать с теми, кто живет в Апостольской Церкви (Мф. 28, 19). Веры нет там, где человек подправляет Бога и считает, будто Он чего-то необходимого для спасения не открыл. А раз так, то нет никакого противоречия в том, что христианство истинно, несмотря на то, что от него откололись многие, а ислам ложен. Ведь если единство построено на вере, надежде и любви к воплотившемуся Богу, то измена многих не бросает никакой тени на тех, кто остался верным. А ислам, основанный на тексте, — беззащитен перед любым проходимцем, вроде Ахмадие. Мы знаем любовь Бога к нам не из текста, а из сердца, и Его руку чувствуем везде, а несчастные мусульмане сами убеждены, что их божество не любит их, особенно если они сделали грех (Кр. 3, 140). А если это так, то очевидно их религия ущербнее истинной веры любви между Господом вселенной и смертными. Да и является ли ислам религией, если он не дает возможности человеку вырваться из оков времени и встретиться еще здесь с Творцом?

Вопрос пятый: "Не будет ли с моей стороны предательством отказ от веры предков ради христианства? Не накажет ли меня за это Бог?"

Ответ в свете всего вышесказанного вполне очевиден, но вопрос настолько часто задают, что необходимо дать на него ответ. Очевидно, что воля Творца бесконечно важнее мнения и предков, и родителей, и народа. Ведь ни предки, ни народ, ни Мухаммед не смогут помочь тому, кто противится силе Властелина Вселенной. Так не глупо ли боятся мифического предательства традиций предков тогда, когда речь идет о повелении Создателя! Господь Иисус Христос (вечно пребывает имя Его!) сказал: "кто постыдится Меня и Моих слов, того Сын Человеческий постыдится, когда приидет во славе Своей и Отца и святых ангелов" (Инжил. Лк. 9, 26) и "кто не со Мною, тот против Меня, и кто не собирает со Мною, тот расточает" (Инжил. Лк. 11, 23), и "кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, чем Меня, не достоин Меня; и кто не берет креста своего и следует за Мною, не достоин Меня" (Инжил. Мф. 10, 37-39). Так какие же могут быть оправдания у того, кто отказался, ссылаясь на народные традиции? Он сам обрек себя на вечное разлучение с Богом, ибо отверг единственный Путь к Отцу — вечное Слово Его — Господа Иисуса!

Да и что такое предательство, как не обман доверившегося? А какая народная традиция доверялась нам? Очевидно, что предать можно только живую личность, но никак не учение и тем более заблуждение.

И, наконец, спрашивают часто, не накажет ли Господь того, кто принял христианство? Но в самом вопросе скрыто противоречие. Ведь если Бог повелевает верить в Сына Своего, то как Он накажет за это? Напротив, наказание ждет именно того, кто отверг волю своего Творца. Самое удивительное, что сам Коран утверждает, что современных мусульман ждет наказание. Ведь "Мухаммед учил своих последователей: "скажи: мы веруем в Бога, и в то, что свыше ниспослано нам, в то, что ниспослано Аврааму (Ибрахиму), Исмаилу (Измаилу), Исааку (Исхаку), Иакову (Иакубу) и коленам его; в то, что дано Моисею (Мусе), Иисусу (Исе) и пророкам от Господа их, не делаем различия между всеми ими"" (Кр. 2, 130-285. 3, 78). Вы же не поступаете в этом согласно учению Мухаммеда и отвергаете книги всех бывших до Мухаммеда пророков, за что и потерпите, по словам ТОГО же Мухаммеда, — "посрамительное наказание"13. Таким образом, мы видим, что и по Откровению Божию — Библии, и согласно Корану, ничего хорошего мусульман не ждет в отличие от христиан, которым приготовлена вечная жизнь с Богом (Кр. 2, 59 (62)).

Вопрос шестой: "Не стану ли я, приняв Православие, многобожником? Ведь вы верите в Бога Троицу, а Бог — Один".

На это надо сказать, что верим мы в Единого Бога. Единственное Божество, единая Сущность, единая Власть, единая Сила, единая Воля, познаваемая в Трех Лицах.

Слово Бога — не просто набор информации, а Личность, принявшая при Воплощении имя Иисус, как об этом говорит и Коран (4, 169 (171)). Слово рождается вечно от Бога, и потому называется Его Сыном (Ин.1). Не потому, что у Бога есть жена (прочь от нас это безумие!), а непостижимым образом, подобно тому, как и в нашей голове ум порождает слово, которое вполне выражает его. Так и Иисус предвечно рождается Отцом без отделения и страдания, без чего-либо плотского или животного, но духовно, подобно тому, как сияние естественным образом сопровождает солнечный диск. Потому и называет Библия Иисуса Христа Словом Бога (Ин. 1, 1), Премудростью и Силой Его (1 Кор. 1, 24), Образом Бога невидимого, рожденным прежде всякой твари (Кол. 1, 15), сиянием славы и образом ипостаси Отца (Евр. 1, 3), Истинным Богом от Истинного Бога (1 Ин. 5, 20). Неужели мусульмане считают, что Бог бессловесен, подобно животным? А если нет, то почему они не чтут истинного Сына Бога, рожденного без жены духовным образом?

Так же верим мы, что Слово Бога не бездушно, и что Бог не лишен природной жизни. И эта Жизнь лична и называется Духом Святым, от Отца исходящим (Ин. 15, 26) без отделения, без страдания, вечно. Подобно это тому, как и наша разумная душа не только обладает словесной способностью, но и жизненной силой для оживления тела, так и Бог обладает природной Жизнью, Которой Он оживляет Свое творение.

Мы верим, что, несмотря на то, что все Три Личности не смешиваются воедино (подобно тому, как и в нас душа отличается от ее природной словесной способности и жизненной силы), но Они суть Один Бог, как говорит Библия: "три свидетельствуют на небе: Отец, Слово и Святый Дух; и Сии три суть едино" (1 Ин. 5, 7)... Мы не придаем Богу сотоварищей, ибо знаем что Слово и Дух вечно с Отцом как единосущные Ему. Мы не считаем Деву Марию Богом, но почитаем Ее как величайшую от Дочерей человеческих, Которая дала плоть Сыну Божию, когда Он стал Человеком, и потому именуем Ее Богородицей, не приписывая, впрочем, Ей божественных атрибутов. Так как же можно христиан обвинять в многобожии, когда они верят в Единого Бога вместе с Библией, говорящей от имени Его: "Прежде Меня не было Бога, и после Меня не будет... Я Господь, и нет иного; нет БОШ кроме Меня" (Ис. 43, 10; 45, 5)?

А вот мусульмане фактически стали многобожниками, приписан вечность Корану, и указывая Аллаху, что Он может, а чего нет. Их представление о Боге заслонило им Живого Господа и само стало идолом, пусть сделанным не из камня или золота, но из мыслей людей. Так что тот, кто желает стать истинным мусульманином (т. е. покорным Богу), должен принять православное христианство. Ведь Бог говорит, что "истинные поклонники должны поклоняться Отцу в Духе и Истине; ибо таковых поклонников Отец ищет Себе" (Инжил. Ин. 4, 23). И только такое поклонение свободно от придания Богу сотоварищей, не только вещественных, но и умственных.

В заключение рассмотрим вопрос седьмой: Что же даст вам Христос такого, чего не дал Мухаммед?

Он даст вам вечную жизнь, уже сейчас действующую в наших сердцах. Он даст вам прощение грехов — не достигаемое самовнушением, а вполне осязаемое ощущением совести. Он даст вам увидеть в Боге не далекою Властелина, а любящего Отца, Который ежесекундно заботится о нас. Он откроет в ваших сердцах источник сверхсилы Святого Духа, перед которой не смогут устоять никакие противники. Он повлечет вас за пределы Земли не к тленным и плотским удовольствиям измысленного Мухаммедом рая, а к сверхмирной радости невыразимой человеческим языком, не зримой плотскими глазами и не представимой самым гениальным умом, но уже сейчас ощущаемой в неполной степени верными тогда, когда они верны законам Бога. Он сделает вас из смертных людей богоподобными сыновьями и дочерями Бога. Он Сам омоет вас Своей собственной Кровью и поселится в ваших сердцах вместе со Своим Отцом и Святым Духом, а что может быть выше этого! Разве обещает это тот, кто и сам был из числа сомневающихся (Кр. 6, 114)? Конечно, нет. Так не глупо ли из-за национальных или иных предрассудков отходить от верного слова Господня, подтвержденного многими знамениями и чудесами и доселе совершающимися в Православной Церкви, и выбирать ни на чем не основанное заблуждение?

Напоследок хотелось бы обратится к мусульманам с призывом: возвращайтесь к Бессмертному Отцу. Зачем вам умирать вечной смертью в своем заблуждении? Зачем вам верить Мухаммеду, который сам говорил: "я не знаю ни того, что сделает Он (Бог) со мною, ни того, что — с вами" (Кр. 46, 8). "Я не говорю вам, что у меня сокровища Божий, ни того, что знаю тайное" (Кр. 6, 50. 11, 33), и не верить Иисусу Христу, говорящему: "Все Мне предано Отцом Моим, и никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца никто не знает, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть" (Мф. 11, 27)? Мухаммед никого не воскресил от телесной смерти, не избавил никого от греха — этой гибели духа. Он умер, и верить в него бессмысленно, как и сказал Абу Бакр в день его смерти: "Ели кто верил в Мухаммеда, то знайте, что он мертв, а кто верил в Бога — знайте, что Он не умрет никогда". Так вот, этот Сам Бессмертный Бог повелевает — "чтобы вы веровали в Того, Кого Он послал" (Ин. 6, 29) — Иисуса Христа, единородное Слово Его, и кто мы такие, чтобы противиться воле Создателя.

К вашей душе взывает Бог, поя Свою чудотворную песнь: "Слыши, дщерь, и смотри, и приклони ухо твое, и забудь народ твой и дом отца твоего. И возжелает Царь красоты твоей; ибо Он Господь твой, и ты поклонись Ему" (Пс. 44, 11-12). Так услышьте же этот призыв Милостивого Отца, Искупителя Сына, Животворящего Духа, чтобы жить вам во веки!

8 Абу ал-Аала ал-Маудуди. Принципы Ислама. М., 1993. с. 74.

9 Макарий (Булгаков), митр. Московский и Коломенский. История Русской Церкви. Кн. 1. М., 1994. с. 128-137.

10 Из работы: Шота РОСТИАШВИЛИ, Паата ДЖИНЧАРАДЗЕ. "Ислам на Северном Кавказе".

11 А ведь есть святые татары и не скончавшиеся мученической смертью: преп. Серапиоп Кожеезерский, Пафнутий Боровский.

12 Николай Григорьев. Беседа Богдана Колосова с татарами о Мухаммеде.

13 Николай Григорьев. Беседа Богдана Колосова с татарами о Мухаммеде.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить